YaSTALKER.com


Назад к списку тем
1 « Предыдущая страница |  просмотр результатов 91-100 из 212  |  Следующая страница » 22
Размещено 20:55 13 August 2020
*
— Долго мы здесь будем, как мишени стоять? Расков уже, наверняка, выслал вторую порцию своего боевого мяса. Или ты, Гриф, их и дожидаешься? Хочешь сдать им Волка с напарником, а себе шкуру сохранить? — Волк начинал терять контроль над собой. Боль в раненной руке постепенно усиливалась, выдавливая капельки пота на его побледневшем лбу.
— Я с убийцами не торгуюсь. И вряд ли они оставят меня в живых, даже если я сдам вас. Те, кто сейчас валяются вокруг НИИ, прилетали именно за моей… «шкурой». Оставьте оружие здесь и следуйте за мной.
— Петр Владимирович, я даю слово, что мы не причиним Вам и вашим сотрудникам вреда. А Вам, я думаю, не помешают двое хорошо подготовленных и вооруженных провожатых по Зоне, — заметив состояние Волка, Сергей взял инициативу в свои руки.
— В Зоне? Нет, юноша, в Зону мы выходить не будем. Ну а раз Вы дали слово, то мне будет достаточно того же со стороны Волка. Провожатые нам действительно могут понадобиться.
— Двадцать человек из охранного взвода тебе уже мало? — Волка начало заносить.
— Они все мертвы, как и Андрей. Так ты согласен, Волк?!
— Да, даю слово. Только кончайте воду в ступе толочь.
— Идите за мной, — профессор развернулся и вышел из камеры. Взвизгнув невидимыми электроприводами, оба пулемета скрылись в потайных нишах и сталкеры, наконец, оказались во внутренних помещениях НИИ.

Озеро правды

Через двадцать минут, за которые раненному сталкеру оказали медицинскую помощь, Сергей, Волк, Собиновский и еще четверо ученых — все, кто были живы в НИИ, — двигались в четырех электрокарах по узкому бетонному желобу глубоко под землей в направлении секретной вертолетной стоянки. Там их ждал Ми-46С. Этот вертолет был сильно уменьшенной копией Ми-45, но имел более мощную бронезащиту, намного более высокую скорость и маневренность, а, главное, был спроектирован с использованием последних разработок стелс-технологии. Узнав, что военные даже не подозревают о наличии данного вертолета, который Собиновский со своими сотрудниками сами собрали «на всякий случай» из узлов, поступавших к ним в течение шести месяцев в специальных научных поставках, не подлежавших досмотру, Сергей по-другому стал относиться к руководителю НИИ. Он понял, что на Линии доверчивые вымерли не только среди сталкеров, и что между военными и учеными, во всяком случае, на уровне людей, владеющих значительным объемом информации, подспудно существует не меньшая стена отчуждения и тайной враждебности, чем между Должниками и головорезами Раскова.

Но его мысли были поглощены другим. То, что он услышал от Собиновского, поразило его гораздо больше, чем вертолет — конструктор, самостоятельно собранный учеными.

Едва Волка уложили на кушетку в медицинском блоке, Собиновский подошел к Сергею и, внимательно взглянув на покрытое потом грязное осунувшееся и небритое лицо журналиста, тщательно взвешивая слова, заговорил с ним о том, чего Сергей никак не ожидал услышать.

— Сергей, я думаю, Вам надо знать, что здесь произошло в последние дни. Вы были в Чернобыле-4, когда произошел выброс?
— Да, — Сергей, на которого навалилась усталость, едва только он сел в мягкое кожаное кресло, не был даже способен удивляться загадочности начала речи Собиновского.
— Это был Третий Выброс. В энергетическом масштабе он вполне сопоставим с двумя предыдущими. По вредо-носности всех последствий он превосходит их в десятки раз вместе взятые. Зона впервые произвела направленный
Отредактировано Эх_ветер_собутыльник, 2 год.назад
Размещено 20:56 13 August 2020
*
выброс. Конечно, вся территория самой Зоны была охва-чена возмущением, но, как Вы и сами поняли, от Зоны от-делился некий протуберанец, скажем так, ударивший именно по Чернобылю-4. А вслед за ним на город целе-направленно двинулись мутанты, причем различных ви-дов, в том числе, и враждующие друг с другом. Такого раньше тоже не случалось.

— Я был в третьем эшелоне той ночью.
— Хм, тем лучше. Вы четче поймете то, что я хочу Вам рассказать. Причина этих явлений кроется в появлении нового вида мутантов. Они возникают крайне редко и, в основном, после самых крупных выбросов. Например, коллоидные низко организованные организмы, которых сталкеры называют прыгунами, появились после Второго Выброса. До этого они не существовали. Третий Выброс породил нового контроллера. Принципиально нового. Вся атака мутантов направлялась и руководилась именно ими. Большая часть аномальных организмов напрямую контролировалась извне. Кроме этого они смогли поставить подчинить себе около тысячи солдат второго эшелона…
— Из-за того, что все забили на экраны.
— Ошибаетесь, Сергей. Вот уже неделя, как эта практика пресечена самым жестким образом. Контроллеры подчинили себе солдат, не благодаря отсутствию экранов, а несмотря на них.
— Ваши коллеги в Учебном секторе уверяли меня, что это невозможно.
— Для контроллеров старого типа, да. Но не для вновь возникших. Их телепатические способности гораздо шире. Стандартные экраны не способны защитить от них. Но и это не главное. В конце концов, уже существует более совершенная модель, эффективная и против них, которой пользуемся мы и бойцы ОССН. Телепатические силы новых контроллеров по принципу воздействия на жертву не сильно отличаются от способностей прежних мутантов. Важнее то, что новые контроллеры, подчиняя жертву, почти не снижают ее мыслительного потенциала. Мозговая активность не подавляется, а полностью контролируется извне. Вот почему второй эшелон в конце ночного боя довольно эффективно ударил по третьему. Прежние зомби, говоря простым языком, не смогли бы этого сделать.
— И что из этого? — Сергея начал утомлять этот разговор.
— Ну, например, то, что именно это в совокупности с большим количеством контроллеров, а, значит, и разумных зомби стало причиной поражения армии под Чернобылем-4 и потери военными двух десятков боевых вертолетов, значительного количества другой техники и примерно трех-четырех тысяч солдат. Все это, не считая потерь мирного населения.
— Как поражения? Мутанты взяли город?
— Я вижу, Вы, наконец, заинтересованы. Да. Зомби подавили сопротивление после того, как часть резерва, стянутого к третьему эшелону, стала орудиями контроллеров — их пятой колонной. Армия смогла остановить их распространение только залив весь театр боевых действий напалмом и уничтожив всех, кто там находился.
— То есть опасность все же ликвидирована?
— Не совсем. Опыт позволяет предположить, что контроллеры такого типа теперь будут возникать после каждого из мелких выбросов. Первоначально это не представляет угрозы, так как новые модели экранов довольно надежны. Но здесь вступает в силу еще один важный момент. Мы изучали в эти дни нового контроллера, захваченного военными живым. В результате за двое суток он смог, условно говоря, «проанализировать» возможности новых экранов, перестроиться и подчинить себе пятерых солдат, охранявших его. Его возможности были во многом ослаблены. Но их оказалось достаточно для того, чтобы в течение двух часов здесь погибло тридцать человек, десять из которых в момент смерти подчинялись ему.
Отредактировано Эх_ветер_собутыльник, 2 год.назад
Размещено 21:07 13 August 2020
*
— То есть нас ждет поголовное превращение в зомби? Вы это хотите сказать.
— В худшем случае и в отдаленной перспективе именно так.
— А в лучшем?
— Боюсь, реализован будет самый худший сценарий. Среди военных на Линии всегда была сильна группировка, представляющая интересы ГРУ. Они никогда не давали проникнуть за пределы Линии хотя бы в большей степени объективной и детальной информации и с самого начала воспринимали Зону как источник новых технологий ведения войны. Их лидер — Расков — лично участвовал в последних боях, взял командование на себя, был ранен и единолично принял решение о применении напалма, ставшее победным. Кроме гибели зомби и мутантов напалм попутно гарантировал смерть остававшихся на Линии офицеров штаба армии в Зоне, способных противостоять Раскову, и уничтожение сталкеров. Сталкеры уничтожены. Волк — единственный, оставшийся в живых. Влияние Раскова сейчас резко возросло. Всего за несколько дней он получил почти абсолютную власть на Линии. Я уверен, что скоро он будет национальным героем — победителем Зоны. Масштабы случившегося, как всегда, будут занижены, а его причины искажены. Расков уже жестко контролирует все информационные потоки. Я не подчинился его приказу о наложении грифа секретности на данные о новом типе контроллеров и отослал ряд материалов своим коллегам в США, Германию и Италию. Скорее всего, сообщение было перехвачено. Я не вижу иной причины штурма НИИ со стороны ОСНН. Но, надеюсь, что адресаты также получили эту информацию. Теперь мне, как и вам, необходимо как можно быстрее покинуть пределы Зоны и Линии.
— Вы весьма спокойно рассуждаете обо всем этом.
— Юноша, если банальная медицинская практика зачастую делает человека циником до мозга костей, то чего можно ожидать от меня — старого книжного червя, который провел в Зоне уже почти год. Зона — это куда как более сильный фактор, делающий из человека циника, ни во что не ставящего банальные или вечные, как Вам угодно, человеческие ценности.
— Почему Вы все это мне рассказали?
— Ну, во-первых, Вы первый журналист, оказавшийся в Зоне именно в тот момент, когда в представителях вашей древнейшей профессии была необходимость. А во-вторых, я узнал о Вашем прибытии через полчаса после того, как Вы приземлились в Чернобыле-4. И со слов моего старого друга — вашего недавнего дипломного руководителя — Вы — тот человек, который сможет донести правду до людей… Ведь неизвестно, кто из нас выйдет живым на Большую землю… И может быть, люди даже поймут, что эта правда для них означает… Вот. Возьмите. Здесь небольшая подборка принципиально важной информации о произошедшем, — и Собиновский протянул Сергею небольшой пакет, — Волку, как Вы понимаете, пока знать о гибели Должников и всем остальном необязательно…

Заметив глубокую задумчивость Сергея, ученый, ехавший вместе с ним в первом электрокаре, усмехнулся и заговорил с ним.

— Похоже, наш НИИ стал для Вас Озером правды. В древней китайской философии была притча об этом волшебном и мудром Озере — отражении Неба на земле. Путь к Озеру лежал через страшные испытания, леса и горы, ставшие причиной гибели многих искателей. Пройти к нему мог только человек, в котором спал прирожденный истинный правитель, чье дэ — добродетель — было очень велико. Настоящий благородный муж — Цзюнь-цзы. Пришедшим Озеро раскрывало Истину, раскрывала законы Неба. Но знания эти были столь велики, что и многие из дошедших теряли дэ и хотели использовать их во вред другим или, пораженные, навсегда теряли способность к действиям на благо людей,. Это было проверкой Неба достойных его Мандата. И не прошедших
Отредактировано Эх_ветер_собутыльник, 2 год.назад
Размещено 21:26 13 August 2020
*
экзамен Озеро убивало. Они становились всего лишь каплей в нем, растворялись в беспредельной мудрости и оставляли полученные знания там же, под защитой всех тягот и опасностей пути к истине. Боюсь только, что наше Озеро может погубить Вас, даже если Ваше дэ самое большое из всех ныне живущих людей, и Вы не собираетесь вредить другим.

Сергей не успел что-то ответить. Сзади, со стороны покинутого НИИ, из темноты туннеля раздались сухие звуки одиночных выстрелов и ученый, ехавший на последнем электрокаре упал на руль миниатюрной машинки, закрутившейся на месте. Через миг остановилась и второй электрокар, оба пассажира которого тоже были мертвы.

— Выжимай из нее все, что можно! — закричал Волк своему соседу, сидевшему за рулем, и развернулся назад, держа наготове «Барс». Сергей сделал то же самое.

Электрокары почти сравнялись друг с другом, цепляясь боками за узкие стены туннеля и высекая искры, когда в руках сталкеров заработали пулеметы. Плотная завеса огня и несколько брошенных гранат позволили беглецам оторваться от преследователей. Пройдя плавный поворот, двое ученых и сталкеры оказались всего в каких-то ста метрах от мощной стальной плиты, закрывавшей вход в подземный ангар. Казалось, цель была почти достигнута. Электрокары, в каждом из которых лежало по паре зажигательных гранат с включенными на задержку в несколько секунд таймерами, были развернуты и направлены в сторону преследователей. Дверь в ангар уже начинала медленно подниматься. Грянуло два взрыва, туннель залила яркая вспышка, а из его глубин послышались вопли и стоны раненных. Но секундой раньше из места, ставшего эпицентром взрыва вылетела длинная автоматная очередь. Один из ученых был убит, Собиновский тяжело ранен в грудь, а Волк получил еще одну пулю в левую руку.

Сергей затащил едва живого ученого в ангар, проскользнув под дверью, а вслед за ним из туннеля ушел и Волк. Собиновский смог переключить блок управления двери, и она закрылась гораздо быстрее, чем открывалась.

— Я оказался прав… Не все мы выберемся из Зоны, — ученый умирал на руках у Сергея, — Рядом с вертолетом стоит консоль управления. Сначала проверните справа крупный рычаг… Он там один… А потом… нажмите голубую кнопку рядом с ним… Через пятьдесят секунд защитный купол раздвинется. Не забудь… ты должен рассказать об этом… У меня теперь уже не получится, — глаза Собиновского закатились. Ученый был мертв.
— Заводи движок, Серега, уходим! — Волк был мертвенно бледным. Рукав его комбинезона был залит кровью, которая обильно капала на пол.
— Погоди, надо тебя перевязать!
— В воздухе наложу перевязку. Заводи!

Сергей подбежал к консоли, провернул рычаг, и ангар встряхнул мощный взрыв где-то над ним. Потом он нажал голубую кнопку и услышал, как стал сползать куда-то в сторону бетонный купол. В дверь били из гранатометов. Она начала постепенно деформироваться.

Через пару минут, когда сталкеры сидели в вертолете, было уже ясно, что дверь продержится совсем недолго. Вертолет оторвался от земли и начал набирать высоту. Когда высота была еще не больше двух метров, Волк открыл дверь кабины со своей стороны и обернулся к Сергею.

— Ну вот и все, Серега, прощай. Я уже все равно не жилец. Слишком много крови потерял и еще потерял бы, пока до Большой земли добрались. Сделай, что должен, что обещал Грифу. А я прикрою. Я ведь слышал, как «апельсины» между собой говорили о том, что положили сталкеров всех. Мне теперь без Должников и заняться-то нечем, — и Волк выпрыгнул из вертолета.
Отредактировано Эх_ветер_собутыльник, 2 год.назад
Размещено 21:27 13 August 2020
*
Сергей, медленно поднимаясь, видел, как Волк залег за металлические ящики, стоявшие в углу ангара, как зарядил РПГ последней гранатой, и как эта граната вылетела в туннель, едва только дверь вырвало из проема очередным взрывом. Потом все скрылось в дыму и пыли. А вскоре и звуки перестрелки заглушил мощный гул винтов Ми-46С, который вылетел из шахты ангара и, развернувшись над выжженным заранее размещенными предусмотрительным Грифом зарядами напалма пятачком Белого леса, лег на курс к Большой земле в прямо противоположную от места бывшего Чернобыля-4 точку Линии.

Эпилог

Сергей сидел в массивном кресле дорогой кожи в кабинете, на дверях которого висела черная с золотом табличка «Заместитель главного редактора Сергей Владимирович Макаров».

С того дня, когда погиб Волк, прошло две недели. Статья Сергея в «Спутнике» вызвала фурор. Это была настоящая сенсация. Столичные журналисты снова и снова возвращались к этой теме. Продажи и рейтинг журнала взлетели до небес, а сам Сергей — по служебной лестнице, добравшись до кресла зама Колобка, который тут же свалил на него большую часть обязанностей и уехал в очередную «деловую командировку» то ли на Канары, то ли на Мальдивы.

Ему даже грозила одна из самых престижных премий пишущей братии Союза. Но все это приводило его в холодное, хорошо скрываемое бешенство. Его работа стала образцом скандальной статьи в глянцевом журнале. На Западе ей уже приклеили ярлык «real live industrial horror essay», а его возвели на пьедестал основателя нового жанра в журналистике. Военные не отрицали ничего из того, что написал Сергей. Они лишь давали обширные комментарии, разъяснения и вносили «небольшие уточнения». Через две недели многочисленных интервью, ток-шоу и аналитических программ его статья стала всего лишь зарисовкой об ужасах Зоны и о борьбе с ее тварями. Ученые скептически оценивали материалы Собиновского: «К сожалению, они носят эклектичный и далеко неполный характер. Скорее всего, выводы Петра Владимировича были основаны, по большей части, на эмоциях, а не на фактах», — заявил в одном из последних интервью убеленный сединами патриарх отечественной науки. Из сталкеров же, которые уже не могли постоять за себя, сделали козлов отпущения: «Организованные сообщества уголовников, которых терпели и даже иногда покрывали из-за сомнительной помощи в изучении Зоны, но которые постоянными нарушениями режима ее исследования наносили огромный вред и повышали риски для военных и ученых, уничтожены. Последний выброс в полной мере показал их истинное лицо. Даже в пылу боя эти отродья успевали заниматься мародерством, снимая с убитых солдат амуницию и оружие. Кстати, именно они, в первую очередь, подчинялись контроллерами. По мнению ученых, это говорит о слабости их психики и отсутствии морального стержня, если хотите», — Расков купался в лучах своей славы и максимально использовал в своих целях каждое интервью и появление на публике. Когда же ему был задан вопрос о том, будет ли он подавать в суд на Сергея за клевету, он, играя в благородство, встал в позу: «Я не вижу в этом смысла. У Сергея Владимировича просто были некорректные источники информации. Я уверен, что это недоразумение — просто следствие его дезинформации и излишней эмоциональной горячности под влиянием всего произошедшего. Я не буду подавать в суд из-за такого пустяка на человека, с которым плечом к плечу сражался в третьем эшелоне Внутреннего периметра, и который проявил себя как настоящий мужчина. Смело и откровенно описав свое видение ситуации на Территории карантина, он лишь подтвердил это».
Отредактировано Эх_ветер_собутыльник, 2 год.назад
Размещено 21:43 13 August 2020
*
Почти все факты, описанные Сергеем, были «объяснены», «уточнены» и «исправлены». Легкий налет скандальности и сгущение красок — вот единственные минусы, которые приписывали его статье. Уже неделя, как с Линии, вернулась группа тележурналистов одного из центральных государственных каналов. Они привезли большое количество материала и теперь готовили к эфиру документальный фильм, посвященный Зоне. Она стала в какой-то мере открытой для журналистов, и это тоже ставили в заслугу Сергею. А Сергей сидел в своем кабинете, просматривал новости и статьи, посвященные Зоне, и все отчетливее понимал, как грамотно и четко из него и его статьи сделали образчик искренней и честной журналистики (хотя и с небольшим налетом скандальности), сведя на нет все то, что он хотел сказать, успокоив общественное мнение и добившись максимальной выгоды для таких, как Расков.

— Пойдем. Уже надо бежать. Церемония начинается через час, — в кабинет вбежала Лариса в откровенном вечернем платье, чмокнула Сергея в щеку и стала его тормошить, — Ну не грызи ты себя. Все хорошо. Такие, как Расков, всегда выкрутятся. Поедем… Ну…

Через три часа Сергей уже в статусе лауреата престижной публицистической премии сразу в нескольких номинациях получал многочисленные поздравления от незнакомых ему людей в банкетном зале, где проходила неофициальная часть церемонии. Внезапно он, как в Зоне, каким-то шестым чувством почувствовал, что кто-то в упор с ненавистью смотрит в его затылок. Обернувшись, Сергей увидел Раскова. Свежеиспеченный генерал-лейтенант в чине руководителя ОССН, в подчинение которых были переданы все военные подразделения Зоны, тоже присутствовал на церемонии.

— Здравствуйте, здравствуйте, Сергей Владимирович! Рад за Вас, искренне рад, — Только глаза Раскова, жившие отдельной жизнью от маски, которую он нацепил на себя, выдавали его. Он ненавидел Сергея всей душой, но не собирался вступать в открытый конфликт.
— Не думаю, что Вы говорите правду.
— Ну… Не надо снова делать из меня злого гения современности, — Расков придвинулся к нему и, все так же добродушно улыбаясь, тихим шипящим шепотом выдохнул почти в ухо журналиста. — Ты и так отделался легким испугом, хотя узнал очень, очень много лишнего. Премии теперь получаешь, в звезды выбился на пару месяцев, кресло помягче и повыше под свою задницу подставил. Не лезь в это дело. Не тебе со мной тягаться. Волк куда как покрепче был. А где он сейчас? Помнишь? И ты там будешь, если не успокоишься. В Зону тебе теперь путь заказан. Если и приедешь, то ты там увидишь и услышишь только то, что мне будет надо. Не дергайся… Ну да ладно, не буду отрывать Вас от поклонниц. А мне уже пора, — и Расков все так же мило улыбаясь и здороваясь с многочисленными знакомыми, вышел из заполненного цветом журналистики и столичной богемой зала…

В эту ночь Сергей почти не спал. Заснув лишь под самое утро, он встал, когда на часах было уже почти двенадцать. Подошел к окну, закурил и прищурился от ярких лучей еще теплого сентябрьского солнца. По улице шла шумная и беззаботная праздничная процессия. Заканчивалось празднования дня города Москвы. Одного из последних в ее истории.
Размещено 13:27 15 August 2020
*
Автор Star'ый
11 ноября 2003 года

Торговец


  День начинался как обычно — заправка и проверка работоспособности всех систем вертолета, загрузка товаром, заполнение всех этих идиотских форм и разрешений на въезд-выезд и провоз груза. А проезжать то он и никуда не собирался — он летел, летел в Зону. Снова.

Никто из сталкеров никогда не спрашивал у него, как и с кем, он договорился, сколько ему это стоило, и сколько будет продолжаться. Но каждое утро его вертолет получал необходимые разрешения и без лишних вопросов взмывал в небо.
— «Ларёк» просит разрешения на взлет.
— Добро «Ларёк», удачного дня.
— Спасибо, постараюсь, — торговец уже давно не верил в удачу.

До границы Зоны было сорок шесть минут лётного времени. Сорок шесть минут воспоминаний. Сорок шесть минут ожиданий и надежд. И осенний пейзаж за бортом не мог отвлечь Торговца от его мыслей.

«Ларёк» приземлился как всегда на небольшой поляне возле деревни Каменка. Это было уже в самой Зоне отчуждения.

Отчуждение — это слово его всегда завораживало. Иной раз торговец думал, что именно это слово привело его сюда. Отчуждение. Это так походило на него.

Каждый раз, подлетая к поляне, торговец всматривался в лес, выискивал взглядом своих покупателей. Сегодня, как и всегда он никого не увидел. Сталкеры всегда оставались скрытными. Отчужденными. И никто и никогда из сталкеров не появлялся до того как хозяин «Ларька» полностью был готов принять покупателей. Ему всегда давали время расставить прилавки и разложить товар. Его никто и никогда не торопил. Его здесь уважали.

— Здравствуй, Хромой, — услышал он голос.
— Здравствуй, сталкер.

Каждый из сталкеров называл его по-своему, а он каждого сталкера называл просто — Сталкер.

Тот, кто назвал его Хромым вышел из-за кустов небывало большой смородины (когда-то здесь был, чей то огород) и подошел к прилавку.

Это был еще зеленый новичок. «Зеленый» в прямом смысле — его первый защитный костюм еще не выцвел от радиации. Торговец знал про него почти все (впрочем, как и про каждого своего клиента). Точнее он знал про каждого все, что ему позволяли узнать. Остальное он узнавал по внешнему облику, кругам под глазами, покупаемому и продаваемому оборудованию.

— Покупка или продажа?
— И то и другое — сказал сталкер улыбаясь. — У меня хороший улов.

С этими словами он поставил на стол банку с чем то бурым и шевелящимся.

— Сколько их здесь?
− Шестнадцать штук. Немного, зато все как на подбор — «мужчины», а здесь — «женщины». С этими словами он достал вторую точно такую же банку, с точно таким же шевелящимся содержимым.

О том, что черви в Зоне начали размножаться половым способом было известно давно, но причину этой мутации ученые все еще не выяснили и потому за червей из зоны платили.
Отредактировано Эх_ветер_собутыльник, 2 год.назад
Размещено 13:30 15 August 2020
*
Для торговца причина любой мутации была одна — Зона, но у ученых был свой мир, далекий от торговца, и деньги на червей ученые исправно вносили в бюджет своих проектов. Эти деньги были хоть и не большими, зато этим всегда можно было «прокормиться» сталкерам. Хотя не многие сталкеры за это брались и лишь только по крайней нужде или неопытности. Не потому что это была грязная работа (здесь в Зоне вообще нет ничего чистого), а лишь по причине «неинтересности» этого занятия.

Торговец быстро посчитал в уме сумму, которую дадут за червей, прибавил свои стандартные 25% и назвал её новичку.

— Договорились, Хромой. А теперь покажи мне оружие. Новое оружие.

То, что новички увлекались различными новинками, торговца не удивляло. Он и сам ими, когда то увлекался.

— Писхон, Раптер, модернизированные боеприпасы к АКМу и «абакану»… — начал перечислять Торговец, но новичок его тут же остановил: — Расскажи про Психон.
— Психон — разработка российских ученых, позволяющая подавлять волю противника, — голос продавца звучал монотонно, как будто он читает инструкцию к кофемолке, — оружие новое, еще толком не изучено его действие на самого владельца оружия. В основе изобретения оружия — изучение людей подвергшихся нападению контролеров. Это третий опытный образец. К нему прилагается небольшая анкета, которую владелец должен заполнить после использования этого оружия. Две предыдущие анкеты — мне еще никто не вернул.

Но новичок не почувствовал предупреждения в последней фразе.

— Беру его, вот деньги, остальное в зачёт — червями.

После того как они рассчитались друг с другом, новичок, улыбаясь, исчез все за тем же кустом смородины.

Торговец почувствовал, что он видит этого новичка в последний раз. «И пусть» — подумал про себя торговец. Совесть напомнила о себе лишь на доли секунды. Его самого никто и никогда не предупреждал ни о чем, даже когда он сам был начинающим сталкером. Важен опыт, собственный опыт. И учителем здесь может быть только одно — Зона. Правда, некоторые её уроки выдерживают не многие.

— А ты все такой же черствый, Одноногий, — зазвучал хриплый голос, как только новичок скрылся в кустах.
— В Зоне невозможно быть мягким, Сталкер.
— Почему ты позволяешь этим юнцам покупать всякую глупость?
— Это бизнес, и ты знаешь это сталкер.

Владелец хриплого голоса вышел теперь на поляну. «Голос» не улыбался, Торговец уже и не помнил — улыбался ли этот Сталкер когда- нибудь вообще, хотя и числился в шутниках. Их можно было назвать друзьями. Как могут быть друзьями два отчужденных человека. Торговец и «хриплый голос» были знакомы уже давно, еще с тех времен, когда торговец сам был сталкером, и когда еще у него были обе ноги.

— Ты знаешь, я думал она у тебя отрастет, — показывая на обрубок ноги, сказал «голос». — Как у ящерицы хвост.

Этот сталкер точно помнил, что такое юмор, хотя у Зоны он был свой, особый.

— А ты помнишь, что такое нормальная ящерица?
— Да… ты прав. И ящерицы здесь не те и радиация на зубах хрустит.
Отредактировано Эх_ветер_собутыльник, 2 год.назад
Размещено 13:33 15 August 2020
*
— Чего тебе, сталкер?
— А вот ты скажи, Одноногий, почему ты вернулся в Зону после больницы? — они давно уже не виделись, и сталкер видимо соскучился по общению.
— А здесь воздух — особенный.

— Это точно… Хотя вот что я подумал: ведь полез же ты туда — в то здание, за чем-то. Искал чего то и почти нашел. А ногу потерял и не смог идти дальше. И торговцем ты стал для того чтобы однажды тебе кто нибудь из сталкеров тебе принес «Это». Вот скажи — прав я или нет?
— Ты слишком много думаешь, сталкер. Стареешь наверно. Не пора на покой?
— Нет не пора, я еще не нашел то что ищу.
— И что же это?
— Девушку-мутантку, с тремя грудями, — сталкер как всегда отшучивался.
— Дак чего берешь? — торговец понял, что пора менять тему разговора.
— Водки мне и боеприпасов для «калаша».
— Вот это выбор профессионала.

… День подходил к концу. Сталкеры брали еду, оружие, медикаменты. Сдавали животных на исследование, различные странные предметы, которые ученые прозвали артефактами. Сколько за них платить никто не знал, так как реальную рыночную стоимость они приобретали лишь после изучения. И тут торговцу приходилось полагаться на свой опыт, а он редко ошибался в таких предметах. Пора уже было собираться и улетать. Но торговец медлил. Как медлил он уже вторую неделю. Он ждал. Ждал тот молодой голос, который его называл «Дед». Этот мальчишка, появившись однажды в Зоне, почему-то сразу понравился торговцу. Что в нем было? Азарт? Любопытство? Везение? Торговец не знал. Наверно он просто видел в этом мальчишке себя. Себя таким, каким он был много, много лет назад. Хотя он называл его «Дед», торговец годился ему только в отцы — Зона делала свое дело. Да он мог бы быть его отцом. Мог бы, если бы не Зона…

Уже темнело, когда вертолет с названьем «Ларёк» поднялся в воздух над Зоной, для того чтобы завтра снова быть на этом же месте. Снова, потому что его хозяин хочет еще раз услышать — «Здорова, Дед!»




Отредактировано Эх_ветер_собутыльник, 2 год.назад
Размещено 13:46 15 August 2020
*
Автор Феликс Чен (Felix Chan)
11 ноября 2003 года

Спасительная любовь | Rescuing Love


  Филип Чань окинул взглядом пустынную местность, известная как зона в России. Две недели назад, он все еще был в Канаде в колледж на программу подготовки полицейских. Еще свежи в его сознании, он вспомнил телефонный звонок он получил от Гринькова семьи. Анжелика, наша дочь бывшей жертвой кризиса Чернобыля. Она была отправлена в Канаду, как и другие лечиться от радиации. Он влюблен в прекрасную молодую девушку в больнице во время работы волонтером. Они пробыли вместе почти каждую секунду они были в то время она была там до того, как она покинула больницу и вернулась в Россию, но держала большую дистанцию отношений по электронной почте, письмо и телефон. Как только она вернулась к России, она начала учиться в местный университет, чтобы стать ученым выяснить про зону вокруг Чернобыля. Несколько дней назад она звонила ему большие возможности. Ученые из зоны попросил ее присоединиться к их группе, чтобы разгадать тайну и остановить ее повторение. Слухи о ужасных вещей, что было показано на газеты и веб-сайты имеют его беспокоит ее, но он сказал, что она должна поехать. Позже семья Гриньков называется тот роковой день, она и небольшая группа ученых вошли в зону вблизи их соединения с эскорта изучать некоторые мутации, но так и не вернулся. Никто не ходил в разведку, он просит, спрашивает, но никто не дал ответов. Филипп решил идти сам. Его родители умоляли его не ходить. Его друзья не хотела, чтобы он уходил, но он должен был уйти. Так его родители и друзья дали ему денег на билет на самолет и расходные материалы.

Теперь он был здесь, около четырех кликов в пределах зоны. Филипп купил необходимое оборудование с несколько канадских и американских долларов он оставил, от местных ученых, даже у дилеров возле зоны, но за немалую цену.

Ряд из трех ветхих двухэтажных домов стоял на дальней стороне дороги, окна ржаветь вокруг своих кадров. Двери снимаются с петель или вообще ничего. Травы поднялись над разбитой главной дороги, ведущей в направлении Север-Юг. Вперемешку сосны и других видов деревьев растут тут и там. Из информации, один сталкер ветеран в таверне рассказал ему о группе ученых он должен был встретить во время путешествий и новоукраинском районе на его карту. Филипп носил старую канале NBC костюм, противогаз и кевларовая броня над ним вместе с детекторов. Привязали его левом бедре был хорошо использован пистолет Макарова и нож. Колыбелью в его руках был АКС-74У пистолет-пулемет с глушителем и область. Даже с защитой, в опасное путешествие ушло почти три дня поездки в зону красться мимо слепых собак в течение дня, волка, крысы и мутанты ночью. Он даже убил несколько новых мутаций хищных птиц, похожих на страуса, что было съестного. Наконец он добрался до площади и начали разведку, он наткнулся на пять трупов. Там были следы борьбы и ружейный огонь. Он тщательно проверили местность и трупы, прежде чем похоронить их. Он с облегчением вздохнул ни один из них Анжелике и один набор отпечаток стопы, далее ведут куда-то в зону. Филипп знал, что она была жива, скрываясь от враждебного окружения. С этими словами он вновь двинулся в путь, чтобы искать ее, он не будет останавливаться и отдыхать, пока он не нашел и спасти ее…


Отредактировано Эх_ветер_собутыльник, 2 год.назад
1 « Предыдущая страница |  просмотр результатов 91-100 из 212  |  Следующая страница » 22